Чай с Джейн Остин - английское чаепитие

Из чашек веджвудского фарфора Остины пили чай, запасы которого Джейн делала в Лондоне, избегая покупать его в местных магазинчиках или - боже упаси! - у разносчиков. Чтобы понять, почему более-менее обеспеченные люди предпочитали запасаться чаем в лучших магазинах Лондона, а не покупать его на месте, нужно знать о некоторых неприятных моментах, связанных с торговлей чаем в тот период.


Мусор и овечий кал в чае

Качество чая, который продавался в Англии во времена Джейн Остин, зачастую было сомнительным, если не сказать хуже. Легально импортированный чай был достаточно чистым (хотя китайцы иногда подкрашивали зеленый чай, идущий на экспорт), цена на него устанавливалась в зависимости от качества. Дешевле можно было купить неплохой контрабандный чай - в случае, если вас не смущал привкус лошадиного пота. Но был на рынке и фальсифицированный чай: отвратительный на вкус, а иногда и просто опасный для здоровья. Собственно, этот напиток не имел ничего общего с настоящим чаем.

Чтобы подзаработать, служанки из богатых домов продавали спитой чай со стола своих хозяев примерно по шиллингу за фунт. Далее нечистые на руку торговцы высушивали его, подкрашивали и продавали ничего не подозревающим обывателям. Не исключено, что однократно использованная чайная заварка обладала некоторым вкусом, однако он мог удовлетворить только самых невзыскательных потребителей. Некоторые торговцы смешивали чай (новый или уже использованный) с листьями, прутиками и даже мусором, подметенным с пола. Более того, подпольные производители торговали чаем, который вообще не имел отношения к китайскому. По словам Ричарда Твайнинга, ожесточенно боровшегося с фальсификаторами, поддельный чаи изготавливался из листьев ясеня, которые высушивали, обжигали в печи, «топтали ногами, чтобы измельчить, затем замачивали в купоросе вместе с овечьим калом, после чего, высушив на полу, отправляли на продажу». Далее если не брать в расчет овечий кал, купорос, которым подкрашивали чаи, представлял смертельную опасность. Железный купорос - это ядовитое вещество, которое используется для приготовления черного красителя и чернил, окрашивания кож и производства пороха, иными словами, вовсе не то, что члены семьи Остин хотели видеть в своих чашках.

Фальсификация чая влечет за собой вред здоровью подданных Его Королевского Величества, падение доходов, разорение честных торговцев и способствует праздности.

Закон о борьбе с фальсификацией чая, 1777

Британское правительство со временем снизило налоги на чай, однако даже после того, как вслед за понижением налогов упали и цены (что значительно снизило количество контрабанды), фальсифицирование чая осталось доходным бизнесом, который так и не удалось полностью искоренить. Поскольку поддельный чай продавался везде и всюду, покупатели сами должны были проявлять бдительность. К счастью для Остинов, Джейн была мастерицей делать покупки. Последуем же за ней в магазин ее излюбленных поставщиков, Ричарда и Джона Твайнингов, продававших самый и чистый и качественный чай.


Контрабандный чай

Чай, поначалу доступный только представителям высших слоев английского общества, а затем ставший популярным в более широких кругах, представлял собой подходящий объект для налогообложения. Налоги были заоблачными, иногда более ста процентов; они не позволяли беднякам покупать чай, зато подстегивали многочисленных контрабандистов. Во времена Джейн Остин чай в Англии стоил от шести шиллингов фунт за самые дешевые сорта до двадцати шиллингов фунт и более за самые роскошные (в два раза больше недельной зарплаты поденного работника). В Голландии же чай можно было купить за гораздо меньшую цену.

Контрабандисты сразу же поняли, что чай может принести им выгоду, и стали ввозить его вместе с бренди, табаком, духами, шелками и кружевом. В случае поимки свободным торговцам (так называли себя сами контрабандисты) грозила высылка в колонии или даже смертная казнь, однако их ремесло было так широко распространено, что считалось одним из основных видов деятельности в Великобритании. В некоторых прибрежных районах свободной торговлей занималось большинство мужчин - там невозможно было нанять простых работников на фермы. Контрабандные товары превратились в запретный плод, который всегда сладок: дамы с удовольствием хвастались друг перед другом контрабандными кружевами, платьями и духами, а джентльмены - французским виски.

Из всех обычаев, что в моду

Вошли с Адамовыx времен,

Нет лучше, чем насыпать в воду

Чайку, который нам в угоду

Контрабандистами ввезен.

Песня Любители чая начала XIX века.

Ричард Твайнинг утверждал, что по меньшей шеи мере половина всего чая, который выпивается в Англии, - контрабанда; казалось, что все вокруг - вплоть до священников - пьют контрабандный чай. Почему же некоторые семьи все же предпочитали более дорогой, легально импортированный чай? Ответ прост: из-за его вкуса и качества. Чтобы чай не намокал во время плавания из Европы в Англию, контрабандисты упаковывали его в большие непромокаемые бурдюки, запахом которых пропитывались чайные листья. После выгрузки чай заново упаковывали в мешки, которые далее перевозили на лошадях. Добавьте запах лошадиного пота к запаху промасленного бурдюка, и вы поймете , почему обеспеченные люди предпочитали легальный чай контрабандному.


Визит в «Твайнингс» за чаем

В 1814 году Джейн Остин писала Кассандре из Лондона:

«Жаль, что, когда мы пришли, чай уже заканчивался. Я снова пойду к Твайнингам во второй половине дня, когда они получат новую партию».

Посещая магазин Твайнингов, Джейн проходила через парадный вход, внешний вид которого практически не изменился с тех пор. Высокие двери дома № 216 на Стрэнде обрамляли классические колонны с аркой наверху, золотым львом и двумя большими, реалистично изображенными фигурами китайцев (они напоминали поклонникам чая о том, откуда привезли их любимый напиток). Оказавшись внутри, Джейн вдыхала насыщенный аромат разнообразных сортов чая. Подобно большинству покупателей, она наверняка нюхала каждый сорт, прежде чем приобрести его.

Чай в те дни продавался на развес; его взвешивали на аптекарских весах. Расфасованный чай начали продавать в 1826 году, а чайные пакетики появились только в XX веке. Чай можно было покупать унциями или фунтами, а то и целыми мешками. Джейн приходилось выбирать из нескольких дюжин сортов: в ее распоряжении был черный чай (бохи , пеко, конгоу и сучонг), красный чай (империал и бинг) , зеленый чай (хисон и черный порох). В то время принято было называть черный чай просто бохи, а зеленый - хисон, однако сама Джейн в своих произведениях пишет только о «чае» или «зеленом чае». Отсюда можно сделать вывод, что «чаем» она называет черный чай. В книгах Твайнингов нет упоминаний о сортах или количествах чая, который закупали Остины , однако в переписке Джейн сообщает о «китайском чае» - вероятно, разновидности черного. Остины, скорее всего, приобретали сразу несколько фунтов, чтобы чая хватило до следующего визита кого-либо из членов семьи в Лондон.


Разнообразные десерты к чаю

Владельцы модных магазинов, особенно те, кто обслуживал женщин (в первую очередь портнихи и модистки), зачастую предлагали своим посетителям чай.

Потом она зашла в кондитерскую, где попробовала шесть сортов мороженого, отказалась заплатить за них, сбила с ног кондитера и гордо удалилась.

Прекрасная Kaccандpa, роман, написанный Джейн Остин в детстве.

Вполне вероятно, что Джейн угощали чаем у мисс Хейр, ее лондонской модистки, пока они совместно выбирали фасон для новой шляпки ("белый шелк с кружевом и маленький белый цветочек над левым ухом"), или у миссис Тикерс, молоденькая помощница которой сообщила Джейн, что, к ее «величайшему удивлению, корсеты теперь шьют так, чтобы грудь совсем не выпирала из них». Владельцы магазинов, предлагавшие клиентам чаи, старались установить с ними дружеские отношения, тем самым способствуя торговле. Если Джейн отправлялась за покупками в Графтон-хаус (где «у прилавка собралась целая толпа и мы полчаса прождали, пока нас обслужат»), она старалась сделать выбор как можно быстрее и скорей уйти. В подобных магазинах можно было купить «что-нибудь стоящее всего за пенни», как выражается Мэри Крофорд в Мэнсфилд-парке, однако чаем там, конечно же, не угощали.

Утомившись суетой Графтон-хауса, Джейн могла остановиться в кондитерской и посидеть, обмахиваясь веером, пока кондитер демонстрировал ей разложенные на подносе разнообразные десерты. Очень популярно было мороженое - сливочное и фруктовое. «Могу ли Я предложить вам, - говорил кондитер, - мороженое, чтобы освежиться в столь жаркий день? Сливочное или фруктовое? Ананасовое или клубничное?» Булочки с изюмом, пирожные, и торты, чизкейки и желе составляли традиционный ассортимент лондонских кондитерских - с неизменной чашечкой чаю. В своих письмах Джейн Остин рассказывает о том, как ее кузина «пила чай со знатными дамами» в популярной кондитерской. Клубничное мороженое, а затем пузатый чайник с ароматным чаем - что может быть лучше после утомительного похода по магазинам!


Английское мороженое времен Джейн Остин

Приложив некоторые усилия, вы можете самостоятельно приготовить мороженое, которым угощалась Джейн Остин в кондитерской. Если после целого дня походов по магазинам вам не хочется заниматься готовкой, просто купите мороженое в ближайшем магазине или как следует поищите в своем холодильнике. Запивайте - на выбор - чаем или вином.

Мороженое

Кварта жирных сливок

Полфунта измельченного сахара

Сок двух больших лимонов либо пинта клубники или малины

Вылейте сливки в широкую миску. Постепенно добавьте сахар, хорошо перемешайте и процедите через сито. Перелейте в жестяную банку с плотной крышкой, поставьте в таз. Наполните таз колотым льдом, перемешанным с солью; следите за тем, чтобы соль не попала в сливки. По мере того как сливки будут застывать в банке, перемешивайте содержимое для получения однородной массы. В процессе замерзания добавьте в сливки сок лимонов либо сок измельченной клубники или малины. Когда мороженое полностью застынет, погрузите банку в таз с чуть теплой водой, выньте мороженое и разложите в стаканчики. Выкладывайте мороженое непосредственно перед подачей, так как оно очень быстро тает.

Семьдесят пять рецептов выпечки, пирожных и других десертoв, 1828

Этот простой и элегантный рецепт используется до сих пор - v разве что таз со льдом заменили современный холодильник и электрическая мороженица. Во времена Джейн Остин для мороженого использовался фруктовый сок без мякоти, однако мякоть можно добавлять тоже - в первую очередь это касается клубники.

Я буду есть мороженое и пить французское вино, позабыв о вульгарной экономии.

Письмо Джейн Остин к Кассандре, 2 октября 1808

Приготовление лимонных чизкейков

Цедру двух больших лимонов отварите до мягкости, затем разотрите в ступке с четвертью фунта измельченного сахара, желтками шести яиц, половиной фунта свежего масла и небольшим количеством протертого творога. В порционные формочки выложите слоеное тесто, заполните до половины творожной массой и выпекайте в печи. Апельсиновые чизкейки готовьте тем же способом, но при варке цедры два-три раза меняйте воду, чтобы удалить горечь.

Кулинарuя быстро u просто, 1796


Чай вне дома

«Разбредемся по саду, будем своими руками рвать клубнику, сидеть под деревьями, и если вам вздумается нас угощать еще чем-нибудь, то чтобы на открытом воздухе пусть стол накроют где-нибудь в тени ... Чтобы как можно проще, естественнее».

Миссис Элтон в "Эмме"

Чайные сады, гулянья и флирт

Воксхолл, Рейнлах, Уайт-Кондуит- хаус, Багнигг-Уэллс - эти названия вызывают в памяти образы элегантных леди и джентльменов, прогуливающихся по аллеям ухоженных парков, освещенных сотнями разноцветных фонариков. За шиллинг или два - в стоимость входила чашка чая или кофе - любой прилично одетый человек мог посетить чайный сад: прогуляться, поговорить со знакомыми, послушать музыку, насладиться представлением и английским чаепитием, а также - самое главное - на других посмотреть и себя показать. В беседках за чаем флиртовали влюбленные парочки; тенистые уголки идеально подходили для реализации смелых планов соблазнения, подобных тем, какие строил Джордж Уикхем в "Гордости и предубеждении".

В центральной беседке часто выступали певцы, исполнявшие популярные песенки, или оркестры, игравшие сочинения Гайдна и Моцарта. Популярными развлечениями считались фейерверк и иллюминация, собиравшие толпы народу. В больших чайных садах помимо музыкантов и певцов выступали акробаты, танцоры и фокусники; посетителей зазывали полюбоваться учеными лошадьми, дрессированными собаками и прочими диковинами, например человеком , «глотающим фосфор, кипящее масло и пр. и пр. без всякого вреда для здоровья».

Поначалу чайные сады были просто местом для прогулок, однако по мере роста популярности чая в них стало захаживать все больше посетителей. В отличие от кофеен, куда допускались только мужчины, чайные сады могли посещать и мужчины и женщины - чтобы насладиться чаем и, конечно же, обществом друг друга. «Англичане обожают посещать публичные сады, - писал прусский путешественник, - где можно выпить чаю на воздухе».

Несмотря на популярность чайных садов, отношение к ним было спорным. В романе Тобайаса Смоллетта "Путешествие Хамфри Клинкера" Лидия приходит в восторг от Рейнлаха. Сад кажется ей «заколдованным замком ... населенным только красивыми, богатыми и веселыми людьми... [Они] ходят по этому саду наслаждении ... и и пьют лучший чаи и другие прохладительные напитки». Другой персонаж Смоллетта высказывается гораздо более язвительно: «Что за удовольствие ходить в Рейнлах? Люди таскаются друг за другом по пятам, будто ослы с повязками на глазах на маслобойне... остальные пьют горячую воду, которую называют чаем, до девяти, а то и десяти часов вечера, чтобы ночью уж точно не уснуть».

Нет никаких свидетельств того, что Джейн Остин посещала лондонские чайные сады, хотя она наверняка читала о них в романах Смоллетта. Она упоминает их лишь дважды, в романах, написанных еще в подростковом возрасте, и в свойственной ей сатирической манере. В "Замке Лесли" одна дама, любительница вкусной еды и напитков, страстно желает  попасть в Воксхолл, и не для того, чтобы выпить чаю или пофлиртовать, а «чтобы посмотреть, действительно ли там так тонко режут мясо, как об этом говорят». В Катарине одна заносчивая юная леди говорит, что ненавидит другую юную леди и ее семью за то, что в Рейнлахе «на ней была такая ужасная шляпка, что я с тех пор вообще не могу носить шляп » .

Скорей, мисс Присси, отвечай,

Любимая, я жду.

Пойдем в Багнигг-Уэллс, и чай

Нам сразу подадут.

По парку станешь ты порхать,

На бабочек смотреть.

Официанты будут ждатъ,

И чайники кипеть.

Пусть булочки пекут для нас,

Сбивают масло пусть.

Мы их отведаем сейчас

И прочь прогоним грусть.

Песня "На службе у возлюбленной" XVIII века.

Мода на чайные сады, зародившаяся в Лондоне, распространилась по всей Великобритании и даже колониям: во всех уважающих себя городах появились собственные Воксхоллы. В Бате, который Остины часто посещали и где прожили несколько лет, имелся собственный чайный сад, Сидней-Гарденз. Помимо живописных дорожек, он славился «водопадами, павильонами, альковами, гротами, лабиринтами, лужайками для гольфа и прочими красотами, способствующими здоровью и удовольствиям». Когда Остины решали, переезжать ли им в Бат, Джейн высказалась так: «Будет очень приятно жить рядом с Сидней-Гарденз - мы каждый день сможем ходить в Лабиринт!»

Остины действительно поселились близ Сидней-Гарденз, в доме № 4 по Сидней-плейс, что наверняка порадовало Джейн. Она написала Кассандре: «Вчера у меня был тяжелый день - по крайней мере, тяжелый для моих ног и моих чулок. Весь день я ходила пешком; после часу отправилась в Сидней-Гарденз и пробыла там до четырех ». Летом в саду проходили праздники, которые Джейн очень любила: « Во вторник вечером в Сидней-Гарденз будет большой праздник с концертом, иллюминацией и фейерверками - последних мы с Элизабет ждем с большим нетерпением». Публика в чайных садах собиралась смешанная. Респектабельные господа, пришедшие в парк с женами, были вынуждены прогуливаться по тем же дорожкам, что и куртизанки, неприкрыто завлекающие клиентов. Повсюду шныряли карманники. Представителям высшего общества вылазка в чайный сад казалась захватывающим приключением, однако постепенно сады стали утрачивать свою популярность.

К сожалению , к моменту смерти Джейн Остин в 1817 году былая слава чайных садов практически угасла. Один за другим они закрывали свои ворота - теперь уже навсегда. Многие усматривают в их упадке лишнее свидетельство того, что люди в викторианскую эпоху не умели получать удовольствие от жизни. Тем не менее сад Сидней-Гарденз в Бате открыт до сих пор, а напротив него по-прежнему возвышается дом № 4 по Сидней-плейс.

Он пригласил нас выпить чаю в небольшой летней беседке, на берегу живописной речки, которая катила свои хрустальные воды через изумрудные луга, мимо хижины отшельника.

Агнес в "Агнес де Курси" Анны Марии Беннет, 1789

Чай на свежем воздухе

Находясь в собственных поместьях, британцы любили устраивать чаепитие на свежем воздухе. В большинстве крупных поместий времен Джейн Остин обязательно имелись просторные парки - в дополнение к фермам и службам, выполнявшим вполне земные задачи. В парках владельцы усадеб и их гости могли выпить чаю и насладиться прогулкой по дорожкам, которые вились между купами деревьев, «кустарниками и цветниками, а также прочими дивными уголками», как говорит Мэри Крофорд в "Мэнсфилд-парке".

Ландшафтный дизайн в тот период отошел от строгой симметрии, любимой предыдущими поколениями лендлордов. С ростом популярности пейзажной живописи и романтического течения в литературе естественность стала главным условием оформления загородных парков. Землевладельцы тратили колоссальные суммы, усовершенствуя свои имения в соответствии с новыми требованиями. Они обращали вспять реки, выкапывали искусственные озера и переносили с места на место холмы (а порой заодно и деревни) - это лишний раз подтверждает, что у них было не только очень много денег, но и изрядное количество свободного времени. Когда все неприятное, в том числе и сельские жители, оказывалось скрыто от утонченного взора, цель считалась достигнутой.

Не миновало переделки и Пемберли, имение мистера Дарси в "Гордости и предубеждении". Помимо прочих усовершенствований, «протекавший в долине полноводный ручей без заметных искусственных сооружений превращался перед домом в более широкий поток, берега которого не казались излишне строгими или чрезмерно ухоженными». Элизабет Беннет (а вместе с ней и Джейн Остин) утверждает, что «никогда еще она не видела места, в котором естественная красота была так мало испорчена недостаточным человеческим вкусом».

Мрачный мистер Рашуот в "Мэнсфилд-парке" размышляет о том, как привести свое поместье в соответствие с требованиями моды, для чего решает нанять Хамфри Рептона, одного из ведущих ландшафтных дизайнеров своего времени, несмотря даже на то, что его ~ услуги стоят пять гинеи в день - невероятная по тем временам сумма. Решение тем не менее очень верное: сам мистер Рашуот непременно испортил бы все дело своим «недостаточным вкусом».

Все главные красоты искусственных парков располагались в соответствии со строгим планом - так, чтобы во время прогулки хозяева и гости наслаждались самыми живописными видами. Античные храмы, чайные домики, гроты, хижины отшельников и искусственные руины должны были выглядеть так, словно простояли на своих местах много столетий, и придавать пейзажу естественное очарование, хотя на самом деле ни о какой естественности не было и речи.

В "Чувстве и чувствительности" Марианна Дэшвуд, оплакивая в лучших традициях сентиментальной литературы бесчестный поступок Уиллоби, бросилась «по дорожке между кустами ... к отдаленному холму, увенчанному греческим храмом, и там ее тоскующему взору за широкой равниной на юго-востоке открылась гряда холмов на горизонте, с которых, как ей вообразилось, можно было увидеть Комбе-Магна».

Бродя между купами деревьев, гости могли останавливаться у храмов и беседок и заводить беседы с отшельниками, которых специально нанимали, чтобы те жили в предназначенных для них хижинах. Утомившись, гости отдыхали на скамьях «в тени деревьев», как это делает Фанни Прайс в "Мэнсфилд-парке". Если им хотелось освежиться, они могли устроить чаепитие в чайном домике или увитой зеленью беседке. Некоторые помещики специально строили в парках маленькие молочные фермы с одной-двумя коровами, за которыми ухаживали румяные молочницы - они же подавали гостям чай со свежим молоком или силлабаб с молоком «из-под коровы».

В хорошую погоду в чайных домиках и беседках англичане пили послеобеденный чай, устраивали домашние концерты и прочие развлечения, также сопровождавшиеся чаепитиями; к чаю подавали мороженое и другие десерты. Конечно, генерал Тилни, столь гордившийся своими просторными садами, построил в "Нортенгерском аббатстве" и чайный домик. Была у него и отшельничья тропа, которая, по всей вероятности, вела к хижине отшельника. У Беннетов в "Гордости и предубеждении" тоже была отшельничья хижина, однако навряд ли генерал Тилни или миссис Беннет зашли так далеко, чтобы нанять отшельника, который жил бы в их саду. В "Эмме" Мартины, мелкие фермеры-йомены, стремясь следовать моде, стараются украсить свой сад. Гарриет Смит, впечатлить которую непросто, восхищается их «очаровательным летним домиком, способным вместить дюжину человек», где «на следующий год мы однажды выпьем чаю». Конечно, до поместья генерала Тилни им далеко, однако все с чего-то начинают.


Чаепитие в дороге

Во времена Джейн Остин путешествия уже не были такими изнурительными, как в эпоху ее дедов. Основные английские дороги стали значительно лучше благодаря новым методам строительства и оставались проезжими практически в любую погоду. Проезд по мелким дорогам был чреват неприятностями: экипажи переворачивались - как карета Паркеров в Сэндитоне - и увязали в грязи. Но, по крайней мере, путешественникам больше не грозили разбойники, ранее наносившие значительный ущерб их кошелькам и здоровью (хотя кузина Джейн, Элиза, утверждала, что однажды подверглась нападению близ печально известной пустоши Хаунслоу), так что желающие могли спокойно отправляться в путь, рассчитывая без приключений прибыть в пункт назначения.

«А сейчас чего вам хочется? Я не знала, что вам будет по вкусу после такого путешествия, мясо или только чай, а не то все уж было бы готово ... Может, выпьете чаю, как только он поспеет? » И Фанни и Уильям тотчас сказали, что предпочитают чаи всему прочему.

Миссис Прайс в "Мэнсфилд-парке"

И все же путешествовать было нелегко. Поездка в карете требовала немалых физических сил - хотя бы для того, чтобы просто удержаться на месте. Кареты подскакивали на всех неровностях дороги, словно пытаясь вытрясти душу из несчастных пассажиров. Почтовые кареты окрестили «грубиянами» - говорящее название. Особенно неудобными были дилижансы, в которых пассажиры теснились на лавках или на крыше в соответствии со стоимостью билета.

Вне зависимости от выбранного транспорта путешественники обычно прибывали на место измотанными, помятыми и замерзшими. Джейн Остин переносила путешествия спокойно, а вот миссис Остин их терпеть не могла; как писала Джейн, «мама начала страдать от утомительной поездки и постоянно испытывала недомогание». По прибытии гостям первым делом предлагали чай, который один из авторов того периода назвал «напитком, который так приятно вкушать в путешествии». Джейн соглашалась: «Сразу по приезде мы выпили чаю, который и ознаменовал конец нашей поездки». Английское чаепитие с небольшим количеством сахара - что может быть лучше после утомительного пути?


Чай в пору нужды

Некоторым английским путешественникам, к несчастью, не сразу удавалось добраться до места назначения. В романах, которыми зачитывались Джейн Остин и ее современницы, утонченные изысканные герои и героини частенько застревали в глухих деревушках , немногочисленные жители которых не были знакомы с этикетом и даже не всегда понимали, чего от них хотят. Путешественники хотели, конечно же, английского чаепития, а получат они его или нет - тут все зависело от взглядов автора на жизнь в деревне. Одни авторы изображали крестьян добрыми малыми, другие - тупыми невеждами. Первые, безусловно, были знакомы с чаем, как и все порядочные люди; другие чая не пили и вообще с презрением относились к привычкам горожан.

Часто в книгах встречались добродушные старушки, ласково приветствующие всех проезжающих, которых они видят, собственно говоря, первый раз в жизни. Они сразу же проникались сочувствием к достойным героям и героиням, пусть и оказавшимся временно в стесненных обстоятельствах. Сами старушки и их домики обязательно были чистенькими, а чай уже заваривался:

«Чайник стоял на огне, приборы были разложены; добрая хозяйка подготовила все к приему гостей ... Взошло солнце ... оно осветило лицо старушки, которая принялась за вязание; лорд Коламбр подумал, что никогда еще ему не приходилось видеть столь приятной [и] добродушной улыбки».

Мария Эджуорт, "Вдали Отечества", 1789

Грубые деревенщины представали перед путешественниками в совсем другом свете. Они были неотесанными, неуважительными, мало того - у них все валилось из рук. Чая они не покупали.

Обнаружив, что у нее нет другого выбора, кроме как остаться до утра, она с просила у женщины, не может ли та приготовить ей чашку чаю.

- о да, конечно, у меня есть и шалфей, и мята, и вообще всякие травы.

- Травы! - воскликнула миссис Фрикли.

- Но послушайте, я же не больна! Я не хочу  травяной чаи.

- А другого мы не держим, - ответила женщина. - у меня нет этих чаев, которые богатеи покупают в магазинах.

Анна из Суонси, Любовники и друзья, 1821

Во множестве романов авторы используют чай, чтобы обрисовать личность персонажа: если он знаком с английским чаепитием и любит его, то считается человеком цивилизованным и благонадежным. Если же нет, то перед вами человек как минимум необразованный, а открытая нелюбовь к чаю может расцениваться как признак испорченности. Спорить с такой логикой, безусловно, затруднительно.

Я ощущала сильную слабость, а мои нервы пришли в полное расстройство от таких переживаний; я поздоровалась с бедной женщиной, сидевшей с прялкой на крыльце хижины, которую вряд ли можно было назвать домом, и попросила у нее чашечку чаю.

Агнес в "Агпес де Курси" Анны Марии Беннет, 1789

В столовой миссис Ла Турнель

Когда Джейн Остин было десять лет, они с сестрой Кассандрой, которой уже исполнилось двенадцать, провели полтора года в пансионе миссис Ла Турнель, вероятно ставшем прообразом «старого доброго пансиона» миссис Годдард, который посещает Гарриет Смит в "Эмме". Как и Гарриет, сестры Остин считались привилегированными ученицами, так как за каждую миссис Остин вносила ежегоднyю плату в размере тридцати пяти фунтов - почти вдвое больше, чем за обычных учениц.

Дочери более обеспеченных родителей обедали и завтракали вместе с остальными в классной комнате, но ужинали и пили чаи вместе с владелицей пансиона миссис Ла Турнель. Любопытная картина: сестры Остин и другие привилегированные особы попивают чай перед камином в столовой миссис Ла Турнель, «склонившейся над вышиванием», подобно миссис Годдард, в то время как простые ученицы ведут свое печальное, лишенное английского чаепития существования в классной. В столовой миссис Ла Турнель Джейн и остальные обеспеченные пансионерки могли наслаждаться изысканностью, к которой привыкли дома: чайными столиками, фарфоровой посудой и чайниками, выпечкой, обилием хлеба и масла, а также содержательными беседами.

Несмотря на респектабельность и обилие полезных знакомств, миссис Ла Турнель не была особенно утонченной или образованной. Тем не менее она произвела на Джейн глубокое впечатление благодаря большому запасу историй о закулисных интригах из жизни актеров и актрис, которыми охотно делил ась при любой возможности. Легко представить, как десятилетняя Джейн сидела за столом и пила чай, внимательно слушая рассказы хозяйки пансиона, которые впоследствии послужат для нее источником вдохновения.

Письмо, которое я только что от тебя получила, развеселило меня безмерно. Я чуть не умерла со смеху, как мы говорили в школе.

Письмо Джейн Остин к сестре Кассандре, 1 сентября 1796

Двое из братьев Джейн Остин, Фрэнк и Чарльз, также уехали из дому и поступили в Королевскую военно-морскую академию в Порт-смуте, готовясь к карьере морских офицеров. В академии они обучались не только навигации и артиллерийскому делу, но и французскому языку, рисованию и танцам - этим обязательным предметам для молодых людей из хороших семей. Известно, что миссис Остин выделяла им значительное содержание, которое позволяло братьям покупать себе чай. Позднее бывший однокашник в одном из писем к Чарльзу упомянет об их «чайных вечеринках». Звучит невинно, однако в письме эта фраза подчеркнута, что наводит на размышления: судя по всему, учащиеся академии сдабривали чай кое-чем покрепче, чтобы придать вечеринкам больше огня.


Чай и грог

Офицеры военно-морского флота Ее Величества Королевы, привыкшие дома пить чай два раза в день, не собирались отказываться от английского чаепития и в море. На кораблях они устраивались практически с тем же комфортом, что и у себя в имениях, о чем Джейн Остин знала от своих братьев-моряков, Фрэнка и Чарльза. Она часто опиралась на их рассказы, описывая в романах военную службу.

В "Доводах рассудка" капитан Уэнтуорт объясняет сестрам Мазгроув, сколь цивилизованную жизнь они ведут на борту, тем самым напоминая Энн Эллиот «о временах ее собственного неведения, когда ее обвиняли в том, что она полагает, будто моряк на судне принужден обходиться без еды, без повара, который бы ее стряпал, без слуг, которые бы ее подавали, и даже без ножа и вилки». Такой утонченный человек, как капитан Уэнтуорт, конечно же, продолжал пить чай на своем корабле, как делал это дома. Моряки воздавали должное пиву, вину и грогу, однако заменить чай британскому джентльмену эти напитки, конечно же, не могли.

К несчастью, в судовой рацион чай не входил. На корабли поставляли солонину, сушеные бобы и овсянку; в день моряку полагался галлон пива или другого напитка, однако офицеры привозили с собой чай. Большинство из них делало также собственные запасы продовольствия, из которых можно было приготовить пищу, подходящую для джентльмена. Порой на борт брали даже коз и коров, чтобы получать к чаю свежее молоко.

Сестра капитана Уэнтуорта часто выходит в море со своим мужем- адмиралом и считает жизнь на корабле восхитительной. «И поверьте, сударыня, - продолжала миссис Крофт, - ничего нет удобнее военного корабля; я говорю, конечно, о крупных. На фрегате, признаться , стеснённее себя чувствуешь; хотя женщина разумная и там сумеет превосходно обосноваться; смело могу сказать , лучшие дни моей жизни протекли на борту ». Совершенно очевидно, что миссис Крофт не приходилось отказываться от чаепития даже в море.

Адмирал говорит: «Проходите, садитесь и выпейте стакан грога ... я завтракаю в восемь, обедаю в три, вечером пью чай, а ночью, как видите, грог».

Капитан Гарри Смит, 1814

Чаепитие в английской армии

Многие армейские офицеры даже во время службы умудрялись вести светскую жизнь, которая, безусловно, подразумевала и английские чаепития. Разместившись в каком- либо населенном пункте, как произошло в романе "Гордость и предубеждение", они продолжали обычную жизнь британских джентльменов. Некоторые офицеры выписывали к себе жен и детей; они останавливались на частных квартирах и держались так, словно находились дома. Сложнее было во время маневров, но и тогда офицеры сохраняли определенные привычки. Им позволялось иметь слуг и перевозить за собой багаж и мебель. До тех пор, пока обозы не отставая шли за полками, а боевых действий не велось, в военных лагерях готовились прекрасные обеды и подавался чай. Капитан Джон Кинкейд из 95-й стрелковой бригады понимал всю важность чая во время маневров:

«Первое, что нужно сделать ранним утром, - приготовить чай, лучшее средство для восстановления душевных сил. После чая мы приступали к своим повседневным обязанностям».

Продолжение повествования о английском чаепитии.

Написать отзыв

Внимание: HTML не поддерживается! Используйте обычный текст.
    Плохо           Хорошо
Captcha

Популярные Статьи

Традиции русского чаепития

Традиции русского чаепития

Чаепитие относится к базовым основам жизнедеятельности любого русского. Этот факт раскрывается в наших пословицах: «где есть чай - там и под елью рай», «чай пить - долго жить», «выпей чайку - з..

Беседа с ведуном. Древнерусская чайная культура

Беседа с ведуном. Древнерусская чайная культура

Почему русский народ забыл свою чайную традицию, и какая она на самом деле была? Полная беседа с Сергеем Ивановичем Будником.Проект "Достояние Планеты" взял интервью у настоящего хранителя древней рус..

Корсун Владимир Федорович

Корсун Владимир Федорович

Выдающийся российский фитотерапевт, доктор медицинских наук, профессор, академик РАЕН, член президиума РАНМ. Автор более 40 научных трудов и более 500 публикаций по вопросам фитотерапии, 14 патент..

Чай с Джейн Остин - английское чаепитие

Чай с Джейн Остин - английское чаепитие

Из чашек веджвудского фарфора Остины пили чай, запасы которого Джейн делала в Лондоне, избегая покупать его в местных магазинчиках или - боже упаси! - у разносчиков. Чтобы понять, почему более-мен..